Идея подготовить обзор о ситуации в Беларуси о харассменте пришла волонтёру Центра по продвижению прав женщин «Её права» Николаю Лойко. Харассмент – приставания или сексуальные домогательства, которые могут выражаться в шутках сексуального характера, намёках на сексуальные отношения, прикосновениях, заигрываниях, угрозах и других видах вербального или физического поведения сексуального характера. Если вы сталкивались с таким поведением со стороны вашего шефа, коллеги, знакомого либо кого-то иного и готовы анонимно поделиться своим опытом, напишите на почту loyko.nikolay@gmail.com.

Говорить об этом трудно, но без фактической информации невозможно сконструировать реальное представление о харассменте в Беларуси, обратить внимание на данную проблему и усовершенствовать механизмы защиты от домогательств.

Николай ЛойкоПро идею рассказывает Николай Лойко: «В «Центре по продвижению прав женщин – Её права» я сейчас прохожу преддипломную практику по юридической специальности, поэтому решил написать статью о правовых механизмах защиты белорусок от дискриминации и насилия. Не обнаружив серьёзных исследований и материалов о харассменте в Беларуси, остановился на этой проблеме. Как мне показалось вначале, смогу составить алгоритм действий, который будет полезен для предотвращения сексуальных домогательств.

Однако я сразу столкнулся с проблемами в сфере законодательства. Формально от харассмента призвана защищать статья 170 Уголовного кодекса – Понуждение к действиям сексуального характера. Однако, согласно постановлению Пленума Верховного Суда, одно лишь предложение лица совершить действия сексуального характера не является преступлением. Получается, за вербальную форму харассмента уголовная ответственность не предусмотрена. Да и в целом сбор доказательств по преступлениям против половой неприкосновенности и свободы наиболее сложный. По данным Министерства внутренних дел, в прошлом году было возбуждено всего одно дело по статье 170, в 2015-м – ноль.

Так появилась идея найти и записать истории женщин*, подвергавшихся харассменту на работе, учёбе и в иных учреждениях. На мой пост в социальных сетях уже откликнулось несколько людей, что свидетельствует о существовании проблемы, но отсутствии её решения. Я ставлю перед собой задачу начать говорить о том, что такой тип насилия распространён в белорусском обществе вопреки некоторым вышестоящим должностным лицам, по мнению которых мы живём в государстве, где вообще «нет никаких гендерных проблем».

Особенно интересно изучить действия правоохранительных органов и реакцию окружающих людей. Ведь в Беларуси, где доминируют архаичные ценности мужского господства, женщины часто воспринимаются как сексуальный объект. Поэтому харассмент может иметь статус не опасного явления, способного наносить психологические или даже физические травмы, а комплементарных и безобидных знаков внимания.

К несчастью, многие мужчины не задумываются о том, что у них самих есть жёны, партнёрки, сёстры, дочери и матери. Проявляя абьюз к другим женщинам, они наделяют такие практики формой обычая, которые становятся стереотипизированными для данного общества и некритически повторяются остальными. Тем самым, вероятность того, что их близкие тоже станут жертвами харассмента, увеличивается. Поэтому важно не только создать действенные меры защиты от домогательств для женщин, но и работать с потенциальной группой абьюзеров – мужчинами.

Говорить о таких проблемах в системе нашей патриархальной культуры не принято и психологически трудно, но я надеюсь, что люди продолжат присылать свои истории. К большому сожалению, без реального опыта жертв харассмента невозможно подготовить конкретные меры для борьбы с сексуальными домогательствами».

*В данном тексте слово «женщины» обозначает всех людей, идентифицирующих себя как женщины и/или имеющих женский опыт социализации.