В Беларуси существует Декрет № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях», который создан по аналогии с международными документами. Его суть в том, чтобы уберечь и, при необходимости, забрать детей из семьи, в которой им может угрожать опасность. Идея – благая, однако на практике не всё так радужно.

Поговорить о проблемах, с которыми сталкиваются женщины, семьи которых получили статус социально опасной, а также те, кому может это грозить по разным причинам, собрались на Женской правовой школе общественного объединения «Радислава».

— Декрет № 18 — очень прогрессивный и важный документ. Это, по сути, инструмент, позволяющий быстро реагировать – оперативно забрать ребёнка из семьи, где ему действительно опасно находиться, — отмечает председательница «Радиславы» Ольга Горбунова.

Однако есть и обратная сторона медали: этот документ способствует сокрытию фактов семейного насилия. Объясняется просто: как только женщина заявила в правоохранительные органы о том, что её бьёт муж, информация автоматически передаётся в управление образования. Последние, в свою очередь, отныне обязаны наблюдать за семьёй. При необходимости – часто это довольно субъективный фактор конкретной комиссии – дают семье тот самый статус «СОП» (социально опасное положение) и, по сути, в любой момент могут отнять детей «ради их же блага» на период до полугода, причём сразу же, без решения суда.

В такой ситуации женщина наказывается вдвойне: сначала – насилие, потом, если не промолчит о нападках партнёра, – потенциальная угроза лишиться собственных детей. Ещё более уязвимой её делает то, что именно она, как правило, вынуждена уйти из дома с детьми, оставить работу, иногда даже искать дом в другом городе. В этот самый момент и объявляются «спасители» детей и забирают их в интернат. Бывают и другие ситуации, застраховаться от которых просто невозможно.

— В нашей семье трое детей, мы стоим на СОПе, и потому за нами всегда «приглядывают» соответствующие службы. Супруг лечился в больнице – у него открытая форма туберкулёза – а потом удрал в неизвестном направлении. Ко мне приехали и, не разбираясь, забрали детей, — со слезали на глазах рассказывает одна из участниц. – Меня-то зачем наказывать и забирать детей?

Действительно, в этом и состоит одна из ключевых проблем: из-за одного проблемного родителя наказывается второй, как правило, женщина, отмечает Ольга Горбунова. И ситуации бывают довольно абсурдные: дети в приюте, их мама в убежище для пострадавших от насилия, морально вымотанная, без жилья, иногда трудится на нескольких работах. В это время супруг-агрессор продолжает жить, как и прежде. И вот когда родители по очереди навещают детей, у работников интерната может складываться неоднозначное впечатление: счастливый папа и нервная мама.

Часто женщин, которые подвергаются насилию, запугивают: лучше молчать, не выносить сор из избы – иначе детей заберут. Тут же в ход идут «истории знакомых», у которых детей забрали «прямо из песочницы».

— Однако это ещё одно заблуждение. Забрать детей могут из неблагополучной семьи, то есть семьи, которая уже стоит на учёте. И, как минимум, о своём таком статусе семья должна быть уведомлена, — отмечает специалистка.

Теоретически, органы опеки, которые наблюдают за неблагополучной семьёй, должны помочь решить семейные проблемы. На практике часто получается по-другому: они берут на себя только контролирующую и карательную функции.

Участницы встречи приводят пример: к деревенским родителям, было дело, придрались потому, что в холодильнике не было йогуртов. Меж тем, никто не учитывает образ жизни в деревне: йогурты в деревне прекрасно заменяют домашние молочные продукты. Есть в точности противоположные примеры: к другой семье были претензии из-за того, что… йогурты есть! «Сказали, что я только фастфудом и кормлю, когда увидели йогурты, «дежурные» пельмени в холодильнике», — приводит пример ещё одна участница. Меж тем, обе ситуации абсурдны и замечания комиссии были необоснованны.

Подобные нападки, бывали случаи, доводили женщин до отчаянных мыслей. Декрет № 18 не учитывает того, что женщина, попав в кризисную ситуацию, может морально сдаться. Был случай, вспоминает Ольга Горбунова, когда мать четверых детей, которую постоянно упрекали органы опеки и угрожали забрать детей, решила убить и детей, и себя. Благо, та история закончилась не так трагически, как могла бы…

Есть стереотип, что такое статус «СОП» получают семьи, в которых родители алкоголики или наркоманы, ведущие аморальный образ жизни.

— Теоретически, получить такой статус может абсолютно любая семья, — объясняет юристка, волонтёрка Убежища «Радиславы» Ольга Красковская. — Формулировки в Декрете № 18 довольно размытые. Например, статус может получить семья, родители которой «иным образом ненадлежаще выполняют свои обязанности по воспитанию и содержанию детей». Под этим можно понимать всё, что угодно. Среди признаков неблагополучной семьи есть такие, как «длительная безработица одного родителя (обоих родителей), а также частая смена мест трудоустройства»; «наличие у детей частых заболеваний и травм»; «полное равнодушие родителей и отсутствие заботы и внимания к ребёнку»… И это лишь некоторые формулировки.

Юристка Центра по продвижению прав женщин «Её права» Лилия Волина обращает внимание: желательно не медлить и сразу начинать решать спорную ситуацию. Если вы считаете, что вашу семью неправомерно признают неблагополучной – готовьте письменное обращение с просьбой письменно разъяснить сложившуюся ситуацию.

— Вы сами видите, что согласно Декрету № 18, попасть в неприятную ситуацию может любая семья, потому нужно действовать, — советует специалистка. – Задавайте больше вопросов: что происходит, на каком основании. Не бойтесь задавать вопросы психологу, директору школы или детского сада, органам опеки. Желательно, я повторю, делать это в письменном виде! И они обязаны будут давать ответы!

Если статус «СОП» у семьи уже есть, его можно обжаловать. И чем раньше, тем продуктивнее будет процесс. Обжаловать нужно в вышестоящие органы.  Если решение принимала комиссия по делам несовершеннолетних одного из районов Минска, то в комитет по образованию Мингорисполкома. В других городах решение принимается на уровне городских или районных исполкомов, соответственно, обжаловать нужно в областной исполком. Следующий уровень для обжалования в обоих случаях — Министерство образования. Есть возможность обратиться к прокурору, когда семья считает, что нормы законодательства не были учтены.

Если ребёнка изъяли из семьи, процесс обжалования такой же. Однако тут необходимо будет доказать, что условия жизни в семье изменились и существовавшие ранее проблемы разрешены.

Любое обжалование юристка рекомендует аргументировать тем, что при вынесении решения не были учтены интересы ребёнка, принятое решение может негативно повлиять на развитие ребёнка вне семьи, а также тем, что изъятие ребёнка из семьи должно быть исключительной мерой.

Если вы столкнулись с подобной ситуаций, пишите на help@eeprava.by или звоните по телефонам  8 017 327 77 27, 8 029 635 56 62, 8 033 675 56 62.