На информационно-правовую линию обратилась Мария (прим. – имя изменено), которую лишили родительских прав, а ребенка отправили в интернат. Женщина не могла жить в собственной квартире из-за насилия, но, переехав в другой город, попала в «черный список» соцслужб. Как неблагополучная мама. Причина проста – частые переезды и смена работы. Правда, доказать, что трудные жизненные обстоятельства – это не причина для отобрания детей или, тем более, не показатель ее нерадивости, ей все-таки удалось. Ребенка вернули.

Мария попала под пристальное наблюдение социальных служб, а ее ребенок – на СОП после того, как приняла решение съехать от родственника, с которым делила квартиру.  Почувствовала: жить в собственной квартире просто небезопасно для них с ребенком. Скандалы, угрозы, рукоприкладство подтолкнули ее к переменам.

– Сильные конфликты с родственником портили жизнь не только мне, но и ребенку. А это может повлиять и на его психику, и на развитие. Собрала вещи, и мы переехали в Минск. Подумала, что в большом городе больше возможностей найти работу и устроиться, – рассказывает героиня. – Как живет там обидчик, что там с моей квартирой – не интересовалась. Возвращаться тоже не планировала.

Чтобы стать на ноги в столице пришлось искать разные варианты работы – надо было кормить сына и снимать жилье. Действительно, были подработки, были переезды пока семья приспосабливалась к новым условиям, условия жизни – не всегда идеальные, по средствам. Это и послужило поводом.

В своем решении о лишении Марии родительских прав суд основывался на обстоятельствах, касающихся финансовой стороны: погашение задолженности по жилищно-коммунальным платежам, по школьному питанию, отсутствие постоянного места проживания, акт обследования одного из мест проживания, а также места регистрации (где Мария не появлялась). И данные обстоятельства суд признал достаточными доказательствами «отсутствия заботы о нравственном и физическом развитии ребенка, его здоровье, обучении, подготовке к общественно полезному труду, содержании» и необходимости лишения родительских прав.

– С вынесенным решением суда я была категорические не согласна, считаю его незаконным, необоснованным и несправедливым. Я люблю своего единственного сына, от его воспитания и содержания я никогда не уклонялась и уклоняться не буду, – рассказывает она. – Именно поэтому направила кассационную жалобу на решение суда, которую получилось подготовить при содействии юристок Центра по продвижении прав женщин «Её права».

После признания сына находящимся в социально опасном положении героиня по мере своих и объективных возможностей начала обустраивать место проживания в родном городе, что делает до сих пор. Устроилась на постоянную работу и успела себя зарекомендовать.

– Все, что я делала и продолжаю делать, – в интересах моего сына и для него. Он всегда был одет и накормлен, он никогда не жил в конфликтной обстановке. Я всегда участвовала в его воспитании и интересовалась его успехами, развитием, заботилась о его нравственном и физическом развитии. Никогда не оставляла его без присмотра и не отказывалась от заботы о нем. Иногда по необходимости оставляла у родственников, но это не говорит о том, что я не заботилась о сыне, – приводит убедительные доказательства Мария.

Кроме того, отмечают юристки «Ее права», государство должно оценивать и интересы самого ребенка. Ребенок имеет право жить в семье, воспитываться родными родителями. Жизнь в детском доме – неоправданная мера в случаях, подобных этому. Тем более, что мнением ребенка суд не интересовался. В соответствии с пунктом 25 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 сентября 2002 года № 7 «О судебной практике по делам о лишении родительских прав» (далее — Постановление № 7) желание ребенка может быть выяснено судом как в процессе подготовки дела к судебному разбирательству, так и в ходе судебного заседания путем личной беседы, которую следует проводить с учетом возраста и развития ребенка в присутствии педагога, в обстановке, исключающей влияние на него заинтересованных лиц.

Следует также отметить, что, согласно пункту 7 Постановления № 7, «родители могут быть лишены родительских прав по основаниям, предусмотренным в ч. 1 ст. 80 КоБС, если установлено их виновное поведение». Кроме того, в соответствии с пунктом 17 лишение родительских прав является крайней мерой. Поэтому суд и при доказанности виновного поведения родителя в исключительных случаях вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав, учитывая характер поведения родителя, личность и другие конкретные обстоятельства, предупредив ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей и возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

– То, что лишение родительских прав и изъятие ребенка из семьи должно быть крайней мерой, отражено и в Конвенции о правах ребенка (вступила в силу для Республики Беларусь 31 октября 1990 года). В соответствии с постановлением Пленума ВС № 7 «при рассмотрении дел по спорам о лишении родительских прав судам следует руководствоваться в том числе Конвенцией о правах ребенка, – комментирует юристка «Ее права» Лиия Волина. – В преамбуле Конвенции содержится более расширенное понимание важности жизни ребенка в семье: «семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности в рамках общества. Ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания». К сожалению, суд при принятии решения руководствовался исключительно финансовым положением семьи Марии, а не исход из интересов ребенка в целом.

Следует отметить, что право ребенка на жизнь в семье (статья 185 Кодекса о браке и семье) в соотношении с такими правами, как, например, право ребенка пользоваться благами социального обеспечения, право на достойный уровень жизни, необходимый для его полноценного развития, право на отдых и досуг, должно иметь особую защиту государства. Такая особая защита связана с тем, что никакое государство или специальные учреждения объективно не могут заменить семью и семейное окружение. Следовательно, восполнить ограниченное или лишенное право на семью невозможно никакими дополнительными мерами, средствами.

Кассационная жалоба была отправлена, и, к счастью, суд отменил свое решение.

Юристка Центра по продвижению прав женщин «Её права» Лилия Волина, комментируя ситуацию, отмечает: перед нами пример (к слову, не единичный для Беларуси), когда женщина, попавшая в ситуацию домашнего насилия со стороны родственника, пробует самостоятельно предпринять меры по выходу из трудного положения, но все равно сталкивается с СОП.

В этой конкретной ситуации госорганы комплексно не подошли к оценке, не разобрались, почему женщина с ребенком на руках съехала из собственной квартиры. Ведь на деле ее основной мотив — как раз и есть забота о ребенке! Чтобы уберечь малыша от домашнего насилия, сохранить его психологический и физический комфорт, она приняла такое решение. В итоге — оказалась в куда более сложном положении из-за «заботы» служб социальной поддержки. Пример Марии — хрестоматийный для Беларуси и показывает, как тяжело приходится женщине после выхода из ситуации домашнего насилия, в том числе и в финансовом плане.

В целом юристка обращает внимание: в подобных ситуациях, если женщина чувствует, что у нее несправделиво отнимают детей (в ситуациях домашнего насилия часто также связано с поведением супруга, сожителя, родственника) желательно не медлить и сразу начинать решать спорную ситуацию. Если вы считаете, что вашу семью неправомерно признают неблагополучной – готовьте письменное обращение с просьбой письменно разъяснить сложившуюся ситуацию.

— Согласно Декрету № 18, попасть в неприятную ситуацию может любая семья, потому нужно действовать, — советует специалистка. – Задавайте больше вопросов госорганам: что происходит, на каком основании. Не бойтесь задавать вопросы психологу, директору школы или детского сада, органам опеки — всем, кто как-то влияет на принятие решении о постановке на СОП. Желательно, я повторю, делать это в письменном виде! И они обязаны будут давать ответы!

Если статус «СОП» у семьи уже есть, его можно обжаловать. И чем раньше, тем продуктивнее будет процесс. Обжаловать нужно в вышестоящие органы.  Если решение принимала комиссия по делам несовершеннолетних одного из районов Минска, то в комитет по образованию Мингорисполкома. В других городах решение принимается на уровне городских или районных исполкомов, соответственно, обжаловать нужно в областной исполком. Следующий уровень для обжалования в обоих случаях — Министерство образования. Есть возможность обратиться к прокурору, когда семья считает, что нормы законодательства не были учтены.

Если ребёнка изъяли из семьи, процесс обжалования такой же. Однако тут необходимо будет доказать, что условия жизни в семье изменились и существовавшие ранее проблемы разрешены.

Любое обжалование юристка рекомендует аргументировать тем, что при вынесении решения не были учтены интересы ребёнка, принятое решение может негативно повлиять на развитие ребёнка вне семьи, а также тем, что изъятие ребёнка из семьи должно быть исключительной мерой.

Если вы столкнулись с подобной ситуаций, пишите на help@eeprava.by или звоните по телефонам  8 017 327 77 27, 8 029 635 56 62, 8 033 675 56 62.

История подготовлена в рамках кампании «Комплексность ситуаций домашнего насилия и препятствия на пути его искоренения: право и правоприменительная практика».